Собор Спаса на Бору — первая княжеская церковь в Москве

Собор Спаса на Бору - первая княжеская церковь в Москве

Собор Спаса Преображения на Бору в Московском Кремле, 1882 год
Собор Спаса Преображения на Бору в Московском Кремле, 1882 год

До 1933 года прямо во дворе Большого Кремлёвского дворца стояла церковь, на фоне громады дворца казавшаяся детским игровым городком — шпиль даже самого высокого её купола не дотягивался и до перекрытия второго этажа. Однако это был как раз тот случай, когда значение объекта несопоставимо с его размерами. Спасопреображенская церковь, позднее трансформировавшаяся в Собор Спаса Преображения на Бору, стояла на месте самого первого храма московских удельных князей.

Слово «бор» в названии трактовали как упоминание густого лиственного бора, росшего на месте Московского Кремля. Однако ко времени постройки храма Москва была довольно крупным населённым пунктом, поэтому, скорее всего, «бор» — от слова «брать». Видимо, рядом находилось некое подобие таможни, где с проезжающих брали деньги за проезд или возможность торговли.

Основание. Даниил Александрович и Юрий Данилович

Князь Даниил Александрович. Миниатюра из Царского титулярника. 1672-1673 гг.

По преданию, Спасопреображенскую церковь приказал построить младший сын Александра Невского Даниил. Юному князю тогда, в 1272 году, не исполнилось и 12 лет, да и Москва едва восстановилась после разорения монголо-татарами. Возможно, летописцы хотели подчеркнуть набожность мальчика-князя.

В начале XIV века летописи упоминают, что в Москве, в монастыре «на Бору» хранили тело Великого князя Владимирского и князя Тверского Михаила Ярославича — последнего конкурента Москвы в борьбе за объединение Руси. Михаил Ярославич был убит в Орде после победы над Юрием Даниловичем (сыном Даниила Александровича). Последний получил ярлык Великого князя, убедив ордынскую верхушку в своей лояльности. Пребывание тела Михаила Ярославича в Спасопреображенском монастыре символизировало победу Москвы, а сам монастырь стал знаком великокняжеской власти. В Тверь тело поверженного князя передали только через год.

Каменный собор

Московский кремль во время княжения Ивана Калиты в представлении художника А. М. Васнецова, 1921 год
Московский кремль во время княжения Ивана Калиты в представлении художника А. М. Васнецова, 1921 год

Младший брат Юрия Даниловича Иван Калита, после ряда весьма неоднозначных событий унаследовавший Великое княжество в 1328 году, сразу заложил на месте деревянного монастыря каменный собор, который должен был соответствовать статусу Великого князя. Собор был небольшим, но богато украшенным резьбой и росписями. Калита пожертвовал на его украшение часть своего состояния и перевёл в Кремль архимандрита.

Симеон Гордый, сын Калиты, пристроил к Собору помещение примерно такого же размера, впоследствии ставшее усыпальницей. В 1382 году храм был практически разрушен во время набега Тохтамыша, но его сравнительно быстро восстановили. Пострадал храм и в страшном пожаре веком позже, но к тому времени его статус повысился настолько, что это только поспособствовало окончательному отселению ещё остававшихся монахов. Они переехали в нынешний Новоспасский монастырь. Собор Спаса Преображения на Бору окончательно стал дворцовой, княжеской церковью.

Реконструкция Василия III

Василий III в Царском титулярнике, конец XVII века

К началу XVI столетия двусоставное здание собора ощутимо обветшало. Василий III фактически построил храм заново. В 1527 году было освящено новое здание, размером 15 × 13 метров по внешним стенам. Однако размеры эти были недостаточными, и к собору постоянно пристраивали приделы. В конце XVI века с юга к собору вообще пристроили целый новый храм. По инвентаризации 1631 года у Собора Спаса Преображения на Бору было 5 приделов. Учитывая изначальную квадратную форму храма, это означало, что какие-то приделы пристраивали не к основному зданию, а к другим пристройкам.

После того, как Пётр I перенёс столицу в Санкт-Петербург, собор стал церковью для прислуги и быстро ветшал. О том, что это постройка XVI века, постепенно забыли. Из-за небольших размеров храма и общей неприглядности постепенно сложилось мнение, что это самая старая постройка Москвы. А когда в начале XIX века при реконструкции одного из приделов нашли два старинных захоронения, это мнение ещё больше укрепилось.

Третья реинкарнация

Теремной дворец и Спас-на-Бору. Ведута Джакомо Кваренги 1797 год
Теремной дворец и Спас-на-Бору. Ведута Джакомо Кваренги 1797 год

Во второй половине XVIII века Екатерина II затеяла масштабную реконструкцию Кремля. Она не могла не затронуть Собор Спаса Преображения, стоявший фактически в центре кремлёвского двора. Его довели до такого состояния, что сквозь кровлю в некоторых приделах росли деревья. Собор обмерили, разобрали и собрали вновь, уже из других материалов. Это до сих пор вызывает критику архитекторов, да и эстетически решение было довольно спорным: вместо старого набора пристроенных друг к другу церквей и церквушек получился аналогичный набор, только новый. На фоне масштабной застройки Кремля Собор Спаса Преображения выглядел бледно.

Во время наполеоновского нашествия французы, как известно, очень любили превращать храмы в конюшни. Собор Спаса Преображения этой участи избежал. Видимо, из-за небольших размеров. Вроде бы в соборе разместили склад фуража, однако известно, что проблем со складированием фуража осенью 1812 года у французов как раз не было из-за отсутствия предмета складирования. Поджигать храм или минировать его французы тоже не стали.

С окончанием строительства Большого Кремлёвского дворца затеяли ещё одну реконструкцию. И снова храму постарались вернуть исторический облик, которого никто не знал. Но слава самого старого здания Москвы была крепкой, и перестраивать, а уж, тем более, сносить собор никто не хотел. Так Собор Спаса Преображения на Бору и простоял до 1933 года. 1 мая, в День международной солидарности трудящихся, он был снесён по решению Советского правительства.

На уровне слухов осталась история о погубившей храм попытке архитекторов и реставраторов спасти его. Когда в 1932 году стало известно о предстоящем заседании Политбюро ЦК ВКП (б) по вопросу сноса ряда церквей, в том числе и Собора Спаса Преображения, специалисты поспешно начали проводить исследования возраста храмов. И оказалось, что самые старые надземные материалы собора относятся к середине XVIII века. Легенда о древности храма была разрушена.

Захоронения

Судя по летописям и археологическим раскопкам, как минимум Иван Калита и его сыновья предполагали устроить в Соборе Спаса Преображения великокняжескую усыпальницу. Калита похоронил в храме свою супругу Елену. И Калита, и Симеон Гордый перед смертью постригались в монахи и завещали похоронить себя в соборе. Так и было сделано, но впоследствии их станки почему-то перезахоронили в Архангельском соборе.

Перезахоронена лишь часть останков, часть была обнаружена при раскопках. Точных способов идентификации останков нет, даже при датировке захоронений учёные иной раз основываются на изменявшейся форме гробов. С помощью летописей установлено, что в Соборе Спаса Преображения были похоронены жёны Симеона Гордого княгини Анастасия Гедиминовна и Мария Александровна, княжич Иван (сын Дмитрия Донского), епископ Стефан Пермский и, предположительно, мать Дмитрия Донского.

Копия Собора Спаса Преображения в Королёве

Каменный Храм Священномученика Владимира в Королёве, 2020. Производное (цвет) от Д. Иванов. / CC BY-SA (https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0)

Хотя никаких, даже перспективных, планов восстановления Собора Спаса Преображения нет (в Кремле на его месте стоит роскошный Гостевой дом, отделанный Ильёй Глазуновым), получить представление о том, как он выглядел, можно. Нужно проехать 17 км от МКАД в город Королёв.

В главном наукограде России в 2017 году был освящён Храм Священномученика Владимира, Митрополита Галицкого. Эпопея со строительством этого храма тянулась с начала 1990-х. Сначала построили временную церковь, планируя за несколько лет создать проект и пройти необходимые согласования. Однако строительство нового храма постоянно откладывалось то из-за организационных, то из-за земельных проблем.

Но нет худа без добра. За время отсрочек вызрела идея поставить храм, который был бы памятником другому, разрушенному храму. Выбор пал на кремлёвский Собор Спаса Преображения на Бору. Даже с применением новых технологий и материалов храм был возведён за пять лет.