Дом-музей А. П. Чехова на Садовой-Кудринской

С 1 ноября 2018 года Дом-музей А.П. Чехова закрыт для посетителей в связи с проведением ремонтно-реставрационных работ.

Если спуститься от метро «Баррикадная» к перекрёстку с улицей Садовой-Кудринской, красный флигель дома-музея А. П. Чехова можно рассмотреть, только если знать, куда смотреть влево в сторону Тверской. Небольшое двухэтажное здание флигеля сейчас сиротливо прижалось к главному дому усадьбы, позже перепроданной преуспевающим врачом Яковом Корнеевым гобоисту и композитору Вильгельму Шуберту.

Собственно, трёхэтажный дом Корнеева стоял в глубине двора, а на Садовую-Кудринскую выходили флигели, сдававшиеся небогатым семьям или даже студентам. Семейство Чеховых в те годы сменило полтора десятка адресов в Москве, скрываясь от долгов отца. На Садовой-Кудринской жили мать Чехова Евгения Яковлевна, сыновья Антон, Михаил и сестра Мария. Остальные дети жили либо самостоятельно, либо с отцом, но по другому адресу, но семья ежедневно встречалась в большой столовой.

Это практически броуновское движение людей в квартире благотворно сказалось на способности А. П. Чехова писать. Он приучился совершенно не обращать внимания на гомон, царивший вокруг. Если кто-то из многочисленных знакомых-литераторов приходил к нему и заставал за работой, он лишь извиняющимся тоном говорил: «Сейчас поболтаем», и спокойно продолжал работу на фоне чужих разговоров.

Флигель отличается довольно затейливой шатёрной архитектурой с элементами готики и окраской в стиле московского барокко. С фасада он снабжён двумя эркерами-ризалитами. Это дало Чехову основание называть собственное жилище «комодом». Возможно, это пренебрежение было вызвано контрастом – вокруг стояли дома более современной на тот момент архитектуры, а через дорогу находилось и вовсе шикарно-изящное по московским меркам здание гимназии №4 (позже в ней учился Василий Сталин). Но сейчас флигель, даже несмотря на размеры, выгодно отличается от окружающих безликих коробок.

Планировка, отделка и меблировка дома, в котором А. П. Чехов прожил с 1886 по 1890 год, сохранены, насколько это возможно. Восстановить обстановку не удалось лишь в спальне матери писателя на втором этаже — не осталось ни фотографий, ни рисунков, ни воспоминаний о внешнем виде этой небольшой комнаты. В доме-музее в ней разместили экспозицию первых изданий произведений писателя и архивных документов, связанных с его жизнью.

В остальных комнатах на двух этажах интерьеры либо сохранены, либо воссозданы с максимальным приближением к реалиям чеховского времени. Благо, воспоминаний родственников, друзей и знакомых Антона Павловича осталось в достатке. Несмотря на то, что Чеховы не купались в деньгах даже с учётом писательских доходов и врачебной практики Антона Павловича, они жили, как сказали бы веком раньше, открытым домом.

После 3 часов дня, когда Чехов заканчивал приём пациентов, дом врача становился домом писателя, в который запросто заходили Короленко и Гиляровский, Плещеев и Левитан, Репин и Серов. Если дело было с утра или после обеда, они запросто проходили в кабинет или спальню писателя на первом этаже – Чехова гораздо больше раздражало мелькание прохожих в окнах оживлённой улицы, чем присутствие в комнате друзей. Рабочий стол писателя сейчас стоит у стены, хотя располагался посередине кабинета. На нем безделушки, подаренные пациентками – такой тогда был обычай. Рядом керосиновая лампа – света было мало даже днём, портреты близких и фотография П. И. Чайковского, как-то раз зашедшего к Чехову без знакомства и приглашения. Свою библиотеку Чехов, как известно, подарил Таганрогу. В книжном шкафу в кабинете на Садовой-Кудринской стоят аналогичные издания, подобранные по списку.

Письменный стол есть и в спальне – она намного светлее. На стенах комнат висят картины брата Николая. Сохранены гобой, жилет, кепка писателя и даже его университетский значок. В кабинете стены оклеены зелёными обоями, в спальне тон стен светло-серый. Рядом расположена спальня Михаила. Младший брат был студентом-юристом, но серьёзная специальность не мешала ему устраивать многочисленные проказы и розыгрыши.

Из прихожей на первом этаже на второй ведёт лестница с традиционной красной ковровой дорожкой и обитыми бархатом перилами. Мария Чехова говорила про неё «как в Благородном собрании». В просторной гостиной сохранён максимум предметов обстановки, включая пианино. Посередине комнаты стоит большой овальный стол, окружённый венскими стульями. В стороне стоит буфет. На стенах – работы Николая Чехова и большая карта России. По ней, видимо, А. П. Чехов планировал своё путешествие на Сахалин – в него он отправился именно из этого дома.

На втором этаже также расположены комнаты матери и сестры писателя. Мария занимала помещение, которое сейчас назвали бы студией – комнату, разделённую на две зоны. В жилой части примечателен мольберт – если Михаил рисовал преимущественно карандашом, то Мария, как и Николай, писали красками. Ей, в виде дополнения к дружбе с Чеховым, давал уроки Исаак Левитан.

В целом Дом-музей А. П. Чехова выглядит уютным, домашним и лишённым присущего многим музеям официоза. В нём очень неплохо смотрелись бы несколько восковых фигур писателя и его близких, они бы выглядели очень органично. Возможно, они появятся после реконструкции, начавшейся в 2018 году.

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии