Городская усадьба Великолеповых на Пятницкой

Городская усадьба Великолеповых (слева), 1933 год.
Городская усадьба Великолеповых (слева), 1933 год

В двух шагах, точнее, через один дом от станции метро «Новокузнецкая» на улице Пятницкая стоит симпатичный жёлтый особняк с мезонином. Место это было престижным задолго до появления метро. На месте «Новокузнецкой» стояла богатая и красивая церковь Параскевы Пятницы. К середине XVIII столетия район, находившийся в прямой видимости, хоть и через реку, от Кремля, перестал быть пристанищем бедных ремесленников и великокняжеских огородников. Здесь начали селиться богатые купцы. Тем более, что в конце века был прорыт Водоотводный канал, исключивший возможность затоплений, так часто досаждавших жителям Замоскворечья.

В конце XVIII столетия интересующим нас домом владел купец Иванов. По косноязычным документам того времени, купец обладал каменным домом с подъездом на погребах. В переводе со старого канцелярита это означало, что дом имел въезд через фасадную стену, а под ним располагались погреба для хранения товаров. Эти погреба считались показателем зажиточности и даже богатства – в сыром Замоскворечье гидроизоляция подземных помещений была баснословно дорогой. Сухие погреба могли позволить себе далек не все жители.

Наступил роковой для многих москвичей 1812 год. Купец Иванов сгинул в бездне Отечественной войны, и от дома его после страшного московского пожара остались лишь стены. Участок со временем приобрела то ли мещанка, то ли купчиха Фёкла Великолепова. Судя по тому, что фамилия Великолеповых появляется в документах только после этой почтенной дамы, настоящие занятия её были далеки от мещанских или купеческих. Тем не менее, мадам Великолепова умела не только тратить деньги, но и держать язык за зубами.

Фёкла Великолепова к 1817 году отремонтировала главное здание и перестроила службы. Вместо сгоревших двухэтажного каменного флигеля и служб возвели новые. Усадьба стала занимать почти весь квартал между Пятницкой улицей и Пятницким переулком. Дом оформили в стиле классицизма, над центральным входом соорудили деревянный мезонин.

Мезонин – особая история. Если присмотреться к старинным купеческим, да и дворянским домам в Замоскворечье, можно увидеть, что у них что-нибудь, да выступает вверх. Секрет прост – нужно было выделиться. Высоту домов на каждой улице регламентировала Городская дума, но какой же купец согласится жить в доме, не выделяющемся из общего ряда? Вот и ставили на дома хоть мезонин, хоть громадное слуховое окно, хоть колонну.

Увы, фамилия Великолеповых в контексте упоминания городской усадьбы так же быстро канула в никуда, как оттуда и появилась. Осталось лишь название… В конце XIX века в усадьбе хозяйствовали купцы Маховы. Они устроили в первом этаже магазин, во втором жилые комнаты внаём, а помещения во дворе сдавали в аренду. Советская власть была очень довольна – в первом этаже разместился магазин «Моссельпрома», второй заняли коммунальные квартиры с одним туалетом на весь дом шириной 35 метров, а в служебных зданиях работали конторы со смешными советскими названиями.

Городская усадьба Великолеповых на Пятницкой
Городская усадьба Великолеповых. Фото от NVO / CC BY-SA (https://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0)

Возрождение усадьбы Великолеповых началось в 1970-х годах, когда здание передали Главному управлению охрану памятников Москвы. Здание было образцово отреставрировано. Восстановили даже маскароны – вмурованные в стены лица, часть из которых должна отпугивать силы зла а часть – привлекать силы добра. Отреставрированы присущие классицизму растительные орнаменты-барельефы.

Финальным аккордом превращения усадьбы Великолеповых в памятник архитектуры стали львы. Их обнаружил на складе стройматериалов директор завода НИИ точных приборов Николай Дудкин. Львы ранее стояли у входа в т. н. дом Анны Монс, расположенный на территории завода. Цари зверей с добродушными мордами сейчас очень органично смотрятся у входа в офис Мосгорнаследия.