Теремной дворец: великолепие, скрытое от глаз

Теремной дворец Кремль
Производное (цвет) от Kremlin.ru / CC BY (https://creativecommons.org/licenses/by/3.0)

Теремной дворец в Кремле — здание, вроде бы, и не засекреченное, как какое-нибудь оборонное НИИ, про которое знают только те, кому положено, а остальные довольствуются номером почтового ящика. Нет, здание это известное, информацию о нём никто не скрывает, при желании можно найти многочисленные фото и многословные описания. Только вот попасть в Теремной дворец сложно. Да что там и говорить, его проблематично увидеть даже снаружи, попав в Кремль, и даже зная, где примерно он находится.

Почти режимный дворец

Увидеть стены Теремного дворца можно только из окон Государственного Кремлёвского (ГКД) или Большого Кремлёвского дворцов (БКД). С Соборной площади можно рассмотреть краешек Золотой палаты да купола Домовой церкви Теремного дворца. Всё остальное закрывают громады ГКД, БКД и Потешного дворца.

Примерно та же картина с экскурсиями в Большой Кремлёвский дворец вообще, и в Теремной дворец, который формально является частью БКД, в частности. БКД — официальная резиденция президента России, поэтому никаких регулярных экскурсий в него не существует. Хотя фирмы, организовывающие эти экскурсии, есть. Нужно позвонить в одну из этих фирм, оставить свои данные, полностью оплатить экскурсию (это несколько тысяч рублей), и ожидать оповещения — когда вы всё же сможете увидеть Теремной дворец. Продвинутые туристы сообщают, что если очень надоедать фирмам-организаторам ежедневными звонками, то можно получить место в экскурсионном коллективе в течение пары недель — вас могут включить в состав уже укомплектованной группы.

История создания Теремного дворца

В первые годы царствования Михаила Фёдоровича Романова молодому царю не то, что править — жить негде было. Разорённый поляками и их русскими приспешникам Царский дворец наполовину сгорел, наполовину был превращён в сарай. Однако до обзаведения нормальным жильём Михаилу Фёдоровичу нужно было обзавестись политическим и экономическим весом. До строительства дворца, названного Теремным, руки дошли лишь на 22-й год правления, в 1635 году. Дворец, правда, получился на загляденье. Если бы не описанные выше обстоятельства с точечной кремлёвской застройкой, Теремной дворец и сейчас бы был одним из главных украшений Кремля. Строили дворец только русские архитекторы, но использовали при его возведении основание царских покоев, выстроенное итальянцем Алевизом Фрязиным (Алоизио де Каркано) ещё в начале XVI столетия.

Архитектура дворца

Строители ничего инновационного в возведение дворца не привнесли. Каждый следующий этаж в плане был меньше предыдущего, то есть шли они уступами. Зато на каждом этаже было гульбище — опоясывающая прогулочная галерея. В зависимости от того, считать ли полноценными этажами «фрязинский» цокольный этаж и совсем небольшой теремок наверху, в Теремном дворце насчитывают или 4, или 5 этажей.

Выбранное цветовое решение делало Теремной дворец настоящим сказочным домиком: красные стены с белой отделкой, цветные окошки (с редким доселе чудом — стеклом, не везде, но оно было), золото куполов и золото с серебром крыш. Симону Ушакову, которому поручили внутреннюю роспись дворца, было на что равняться…

Современные источники часто называют Теремной дворец первым образцом анфиладной архитектуры в России. Действительно, на «царских» этажах, начиная с третьего, двери из помещения в помещение располагались друг напротив друга. Такое расположение создавало иллюзию огромного пространства, поражая гостей. Однако есть и другое мнение: анфиладность была мнимой. Все двери и порталы были неуловимо смещены относительно друг друга. Поэтому самодержцы демонстрировали гостям только то, что хотели — как ни стань в проём, дальше второй двери ничего не увидишь.

Скорее всего, неправы ни те, ни другие. Трефил Шарутин, Антип Константинов, Ларион Ушаков и другие архитекторы просто ставили одну избу — пусть даже они и были каменными — в стык другой. Получилось ровно — хорошо. Не получилось — а нечего ни боярам, ни супостатам в опочивальню царя-батюшки заглядывать, вот проём и сдвинули.

Интерьеры Теремного дворца

Вряд ли строители Теремного дворца знали слово «автономность». Скорее, они довольствовались английским «Мой дом — моя крепость» (Иван Грозный называл королеву Елизавету «пошлой девицей» уже более полувека назад, так что культурный обмен наличествовал), но концепция автономности ими была реализована в полной мере. Цокольный этаж дворца был занят только складами, погребами, чуланами, кладовками и т. п. На первом этаже располагалось то, что пару веков спустя будут называть «службами»: мастерские, кухни, здесь жили ремесленники и слуги. Отделка помещений здесь уже указывала на близость царских покоев — стены и сводчатые потолки были расписаны, слюдяные окна украшали растительные и животные орнаменты.

Собственно царские покои находились на втором этаже. Никого из посторонних сюда не пускали, поэтому отделка была довольно умеренной. Царскую квартиру сейчас считали бы трёхкомнатной, с проходными комнатами и окнами на север. Войти в неё можно было через Золотое крыльцо, находившееся под охраной двух свирепых скульптурных львов. По легенде, детская считалка о том, как на Золотом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич и пр., повествует именно об этом крыльце. Состояли покои самодержца из Проходных сеней, Крестовой палаты, Престольной комнаты и Опочивальни (общей, ещё была царская Опочивальня персональная, на третьем этаже). Немудрено, что эти апартаменты большую часть времени пустовали — в тёплых деревянных теремах той поры, расположенных в городской толчее, с окнами минимум на две стороны жизнь была куда веселее.

Сердцем и гордостью Теремного дворца был третий этаж. Он считался царским, но принадлежал царю ровно в той мере, в какой резиденцию президента России можно считать его собственностью — помещения служили практически исключительно для представительских целей. В сенях толпились бояре, ожидавшие приёма или собрания, которые проходили в Думной комнате. Для особо торжественных церемоний служилая следующая комната «о трёх окнах», её также называли Престольной. Среднее из её окон было снаружи украшено гербом. Его нижняя часть открывалась, дабы царь мог спускать и поднимать на верёвке ящик с челобитными. Далее по анфиладе шли Опочивальня с неширокой кроватью (приём начинался сразу после Заутрени, поэтому дневной отдых был необходимостью) и Молельня.

Отделка парадных комнат поражает своим великолепием. Полы покрывают великолепные паркеты. Каждый квадратный сантиметр стен и потолка покрыт либо орнаментной росписью, либо сюжетной живописью. Даже незначительные детали украшает позолота. Любой дверной проём выглядит как роскошный портал, а каждое окно является отдельным произведением искусства.

Четвёртый этаж Теремного дворца, больше похожий на мезонин, также не был обойдён вниманием декоратора. Комнаты здесь расписаны в светлых тонах. В сочетании с обилием естественного света это даёт удивительный эффект простора. Просторная открытая галерея делала четвёртый этаж любимым для малолетних царских потомков. Здесь дети чувствовали себя лучше, чем в душных семейных покоях и привольнее, чем в торжественных палатах.