Здание Птицеводсоюза: шедевр конструктивизма на Маросейке

Фото с Twitter.com

Это здание частенько называют «Дом-корабль», что вносит известную путаницу — точно так же именуют длиннющий дом на Большой Тульской улице. Угловой дом на Маросейке старше своего тёзки минимум на полвека (здание на Большой Тульской строили около 20 лет), а какой из домов больше похож на корабль — дело вкуса и фантазии каждого. Во всяком случае, здесь мы поговорим именно о шедевре конструктивизма на углу Маросейки и Лубянского проезда.


Чтобы добраться до здания, известного сразу под несколькими названиями, но чаще всего как «Здание Птицеводсоюза», нужно просто выйти из метро на станции «Китай-город» Калужско-Рижской линии.

Застройка: предыстория

В XVII веке бойкое место в центре Москвы, совсем недалеко от Кремля, было пожаловано любимой обители первых русских царей — Николо-Угрешскому монастырю. Его основал ещё Дмитрий Донской, и цари Алексей Михайлович и Михаил Фёдорович, желая подчеркнуть преемственность власти русских великих князей, осыпали монастырь милостями.
На подаренной земле монастырская братия отстроила то, что сейчас назвали бы «постоянным представительством в Москве» (сам монастырь располагался за городом, на территории нынешнего Дзержинска). Здание монастырской гостиницы с палатами настоятеля и часовней соседствовало с трактиром и постоялым двором для мирян. Во второй половине XIX века обветшалые постройки отстроили фактически заново, резко осложнив задачу будущим строителям.

1970 г. Фото с Pastvu

Владимир Цветаев

Советская власть, мягко говоря, без пиетета относилась к культовым сооружениям, а уж какая-то монастырская гостиница и вовсе считалась зданием третьеразрядным, и монахи быстро отправились в обитель. А на месте их бывших владений было решено выстроить современное здание. При этом оно должно было вписаться в уже существовавшую панораму Покровки. Основными частями этой панорамы были усадьба Варвары Разумовской с характерной ротондой и здание Северного страхового общества с не менее характерным фасадом в виде круглой башни.


Таким образом, архитектор (формально он именовался гражданским инженером) Владимир Цветаев получил сложную задачу. Нужно было построить современное здание с использованием двух уже имеющихся построек, да ещё и так, чтобы оно не разрывало визуальный ряд Покровки.


История не сохранила свидетельств о том, как двоюродный брат Марины Цветаевой получил заказ Птицеводсоюза. Дело в том, что родившийся в 1891 году Цветаев к 1928 году уже был авторитетным инженером, но занимался он исключительно промышленным строительством, преимущественно на железных дорогах. Но, видимо, такое тогда было время — своим дебютом в гражданской архитектуре Владимир Цветаев сразу вошёл в историю.

Дом Птицеводсоюза, 1930
Дом Птицеводсоюза, 1930

Центральный яично-птичный союз производственной кооперации

Организация с таким зубодробительным названием, позже сокращённым до Птицеводсоюза, была создана в преддверии массовой коллективизации. Предполагалось, что подобного рода организации — их тогда называли трестами — будут заниматься централизованной закупкой у колхозов продуктов птицеводства и поставками тем же колхозам кормов, племенного молодняка, оборудования и т. п. Для такой серьёзной всесоюзной организации требовалось соответствующее здание.


Здание Цветаева состоит из трёх частей. Корпус, выходящий на Маросейку — четырёхэтажный, с просторными балконами. Часть здания, смотрящая на Лубянский проезд — пятиэтажная, с точным чередованием стекла окон и штукатурки стен. Наконец, круглая часть, соединяющая боковые, пристроена к вертикальному параллелепипеду лестниц. Её часто сравнивают с капитанской рубкой корабля. Исходя из общего вида здания, она больше похожа на гнездо наблюдателя на мачте либо на место вперёдсмотрящего. Впечатление доминирования круглой части здания усиливали колонны, заменявшие первый этаж, но пространство между ними давно застроено. Ещё большее сходство с кораблём зданию придавала серая штукатурка, однако в ходе реконструкции её заменили на белую.

Фото с Twitter.com

Тресты, Наркомфин и комсомольцы

Если внешне здание Птицеводсоюза выглядит образцом конструктивизма, то функционально оно им не было, и не могло быть — это типичный образец офисного здания. Когда коллективизация пошла несколько не по плану, оказалось, что для руководства птичьим хозяйством огромный трест не нужен, и к Птицеводсоюзу подселили ещё несколько таких же союзов. Их вывески разместили прямо на фасаде, отчего здание стали называть «Дом трестов». Затем тресты упразднили вовсе, а в здание въехал Наркомат (министерство) финансов. Наконец, в 1939 году в Доме-корабле всерьёз и надолго поселились бюрократы от молодёжи. Сначала это был Центральный комитет комсомольской организации, а с 1992 года — Российский союз молодёжи. Первый же этаж, как и положено любому зданию в центре столицы, занимают магазины и кафе.

Где расположен

Может быть интересно

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии