Немецкая слобода: когда осталось лишь название

Александр Бенуа - В Немецкой слободе
"В Немецкой слободе" (А.Н. Бенуа, 1911)

Напротив выхода со станции метро «Бауманская» стену дома украшает мозаичная композиция «Немецкая слобода. 16 век». Художник Михаил Дубцов выполнил её в такой удачной стилистике, что приходится убеждать себя: «16 век» — это часть названия, а не датировка. Самая большая часть композиции изображает панораму иностранного анклава в Москве, на мозаиках поменьше изображены типичные обитатели Немецкой слободы.

В 2018 году ограду неподалёку украсили новые изображения Немецкой слободы. Майоликовые панно изображают Петра I с Лефортом и Гордоном, пастуха с коровами и горожанок на улице. Говорят, в одной из них, кормящей кур, угадываются черты Анны Монс.

Конечно, нельзя сказать, что с этих композиций и начинается Немецкая слобода. Поселение иностранцев за несколько веков своего существования имело чётко очерченные границы только в середине XVII века. Тогда для так называемой Новой Немецкой слободы отвели участок между излучиной Яузы на правом её берегу и Покровской дорогой. Всем «немцам» — русского не знаешь, значит, немой, немец — приказали свезти все свои дома в этот район.

Иностранцам нарезали участки сообразно их статусу. Больше всех ценились военные, врачи и аптекари, даже Аптекарский переулок появился. Он существует и сейчас. А главной улицей Новой Немецкой слободы стала Большая, позже закономерно переименованная в Немецкую. Сейчас это улица Бауманская. За полтора столетия, до вторжения Наполеона, иностранцы превратили своё поселение в образцовый город, оставивший позади многие европейские города — в московской Немецкой слободе не было бедноты и нищих.

История Немецкой слободы

Немецкая слобода в конце XVII века. Гравюра А. Шхонебека и его учеников 1705 г.
Немецкая слобода в конце XVII века. Гравюра А. Шхонебека и его учеников 1705 г.

Иностранцы на Руси жили давно, но, в основном, точечно. Это были мастера редких специальностей либо купцы. Ни те, ни другие надолго не оседали — купцов кормили ноги, а мастера, за редким исключением, предпочитали выполнить работу и вернуться в европейское тепло. Более или менее массово иностранцы в Москве появились при Василии III.

Взяв Смоленск, великий князь получил изрядно пленных. Иностранцам, оставленным в Москве, разрешили селиться в городе под обещание не менять место жительства. Затем потянулась струйка переселенцев, соблазнённых российским дефицитом квалифицированных кадров. Да и дешевизна московской жизни была в Европе притчей во языцех. Не смущало и отношение к вере — принятие православия было необязательным. На фоне бушевавшей в Европе Реформации запрет посещать православные храмы выглядел мелочью.

Первые иностранцы селились в Москве без общего плана, хотя, конечно, стремились жить поближе друг к другу. Немцы жили в районе Данилова монастыря и на Якиманке, поближе к соотечественникам, служившим в охране великого князя. Там впервые появилось название Немецкая слобода. Небольшая община шотландцев жила на Болвановке. Однако положение иностранцев с ослаблением государства становилось всё более шатким. Для всех чужеземцы были одной из первых целей грабежа. Не обошёл иностранцев своим вниманием Иван IV Грозный, которого иностранцы долго вспоминали с содроганием. В Смутное время их не разорял только ленивый, Стабильность наступила лишь при Алексее Михайловиче.

Второму царю из династии Романовых надоели жалобы на иностранцев. Те ещё со времён Василия III имели привилегии производить пиво и крепкое спиртное. Иноземцы и жалованье получали высокое, и имели дополнительный доход. Наличие такой прослойки увеличивало цены на всё, от продуктов до недвижимости. Это приводило к открытому ропоту горожан. Вот тогда-то Алексей Тишайший и повелел переселить «немцев» на берег Яузы. Переселяли, кстати, не всех — принявшие православие становились полноправными подданными, и селились где угодно.

Структура Немецкой слободы

Как уже было сказано, переселенцы в Немецкую слободу получали участки разного размера. Поэтому разговоры о ровных, словно линейка, улицах следует признать мифом. В этом несложно убедиться и сейчас — улочки, на которых сохранились части старой застройки, не назовёшь образцом прямолинейности. Чистота и порядок, конечно, поддерживались, но тут всё познаётся в сравнении — вряд ли улицы, по которым снует разнообразный скот и домашняя птица, можно считать образцами чистоты. Но в сравнении с остальной Москвой Немецкая слобода выглядела почище. То же касается и внешнего вида домов. Если москвичи, за исключением самых богатых, украшали свои дома максимум резьбой, то иностранцы красили их, отчего Немецкая слобода выглядела ярче и нарядней. А уж фонтанчик в палисаднике перед домом был невиданным для Москвы чудом.

Слободские церкви

«Немцы», как известно, не только русского языка не знали, но и веровали по-своему. Православная церковь не слишком стремилась разобраться, кто из католиков и протестантов менее еретик. Поэтому строительство церквей в Немецкой слободе встречало активное сопротивление. В конце концов, четыре церкви разных исповеданий в слободе всё же возвели, но все они были небольшими и не имели права устанавливать и звонить в колокола. Даже неистовый Пётр I, обожавший Немецкую слободу, смог выбить из православных иерархов разрешение лишь на орган.

Управление слободой

При Алексее Михайловиче Немецкая слобода подчинялась Министерству иностранных дел, то есть пользовалась известной экстерриториальностью и самоуправлением. Законов иностранцы не нарушали, если буянили, то только в собственном кругу, куда посторонним хода не было. Они и браки заключали только внутри слободы.

Парадоксально, но именно Пётр I, искренне привечавший иностранцев, перевёл Немецкую слободу в подчинение Бурмистерскому приказу (сейчас это было бы что-то вроде министерства по делам местного самоуправления). То есть, при Петре слобода утратила самоуправление, и превратилась в обычный городской район.

Немецкая слобода и Пётр I

В конце XVII века, когда в Немецкую слободу зачастил Пётр I, начался расцвет этого и так не бедствовавшего района. Юного царя привлекала к иностранцам их невиданная тогда на Руси свобода. Дамы свободно общались с мужчинами, устраивались званые вечера и празднества, главными на которых были не бесчисленные перемены блюд, а общение, танцы, игры.

Слухи о времяпрепровождении Петра гуляли по всей Москве, причём были они один ужасней другого. В глазах недоброжелателей Кукуй (так ещё называли Немецкую слободу из-за протекавшего по ней ручья) превратился в филиал ада. В него вот-вот будет низвергнут и Пётр, в открытую изменяющий своей жене после ужасных кутежей. Но время шло, визиты Петра к Анне Монс продолжались, а Патрик Гордон и Франц Лефорт стали его лучшими друзьями и советчиками. В 1699 году была достроена усадьба, якобы для Лефорта (сейчас это Лефортовский дворец), куда Пётр мог приезжать, как к себе домой. Усадьба стояла на самом берегу Яузы. Этим царь сломал ещё одну традицию — немцы вблизи реки не строились.

Построенный Петром дом стал началом конца Немецкой слободы. За царём потянулись сановники и знать. Однородность населения, как одна из главных черт слободы, начала исчезать. Затем многие иностранцы поехали за Петром в Петербург, а довершил всё пожар 1812 года, в котором Немецкая слобода выгорела дотла. Конечно, район, к тому времени ставший одним из центральных, восстановили, но свою самобытность он утратил.

Место рождения Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин в селе Михайловском (Н.Н. Ге)
"Александр Сергеевич Пушкин в селе Михайловском" (Н.Н. Ге)

В Немецкой слободе родился А. С.Пушкин. Точный адрес дома долгое время был неизвестен. Вернее, их было несколько, что дало немало пищу спорам литературоведов и историков. Масла в огонь подлили и сам великий поэт, говоривший о месте своего рождения неверно, и церковные служащие, вписавшие в церковную метрику адрес «дом коллежского регистратора Ивана Скворцова» без указания улицы и номера дома. Уже в ХХ веке удалось установить местонахождение дома, где родился великий русский поэт. Сейчас это почтовый адрес Бауманская, 40, а располагается по нему школа № 353. Впрочем, есть здесь и свои «альтернативщики». Разного рода энтузиасты говорят ещё минимум о пяти адресах. Хорошо, что все они находятся недалеко друг от друга — утверждение «А. С. Пушкин родился в Немецкой слободе» остаётся верным.

Немецкая слобода в наши дни

Главный корпус МГТУ им Баумана
Главный корпус МГТУ им Баумана; Производное (цвет) от NVO / CC BY-SA (https://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0)

Как уже было сказано, Немецкая слобода как некое целое прекратила существование в начале XIX века. И в наши дни никакого целостного комплекса на её месте нет. Тем не менее, это не говорит о том, что с точки зрения достопримечательностей территория слободы не представляет никакого интереса.

Сохранились два крупных здания той эпохи. Оба находятся на 2-й Бауманской улице. Осмотреть их можно только снаружи, так как они активно используются. В уже упоминавшемся Лефортовском дворце находятся Российский Военно-исторический архив и Российский архив фонодокументов. Строгановский дворец служит главным корпусом МГТУ им. Баумана.

Вроде бы сейчас можно увидеть дом самой знаменитой жительницы Немецкой слободы — «Кукуйской царицы», многолетней возлюбленной Петра I Анны Монс. Дом этот находится на территории закрытого завода. Достоверно известно, что построен он в XVII веке голландскими врачами, лечившими российского царя. То есть Пётр, возможно, в этом доме бывал. Возможно, в нём бывала и Анна Монс. Но в нём она не жила и уж точно домом не владела. Скорее всего, «Домом Анны Монс» строение назвали борцы за сохранение культурного наследия, чтобы привлечь внимание к единственному сохранившемуся жилому дому Немецкой слободы. Дом, действительно, находится в катастрофическом состоянии.

Есть ещё ряд зданий, не относящихся к истории Немецкой слободы, но интересных своим прошлым. Таковы, к примеру, здание Областного университета, Фанагорийские казармы или дом Николая Корфа. Однако все они, в лучшем случае, заняты учреждениями, а в худшем — заброшены, и осмотреть их также можно только снаружи.