Редкие фотографии из коллекции Прокудина-Горского

Прокудин-Горский

Коллекция фотографий Сергея Михайловича Прокудина-Горского по праву считается уникальной частью культурного наследия России. Тысячи снимков, сделанных в самых разных уголках России, представляют собой огромную цветную иллюстрацию Российской империи 1905 – 1916 годов. С. М. Прокудин-Горский фактически в одиночку реализовал масштабный проект. Да, у него было императорское разрешение и приказ всем должностным лицам о содействии, но финансировал экспедиции Прокудин-Горский самостоятельно.

К огромному сожалению, сейчас доступна лишь часть собрания Прокудина-Горского, названного им «Коллекция достопримечательностей Российской империи». Несмотря на значительные усилия, прилагаемые профессиональными исследователями и энтузиастами, ликвидировать все белые пятна в истории коллекции не удаётся.

Прокудин-Горский говорил, что перед революциями 1917 года в его коллекции имелось 3 500 оригинальных снимков (метод его съёмки заключался в тройном фотографировании одного и того же кадра через разные светофильтры). Уехав из Советской России в 1018 году, Сергей Михайлович не смог взять коллекцию с собой. О её судьбе с 1918 до 1931 года, когда состоялась выставка Прокудина-Горского в Париже, вообще ничего не известно.

В ходе военных, революционных и политических катаклизмов коллекция постепенно «усыхала». В результате в 1948 году Библиотека Конгресса США купила у наследников 1900 или 1902 снимка (в Библиотеке Конгресса умеют считать, разнятся подходы к очень похожим снимкам – копии это или нет). К ним прилагаются каталоги на 2 433 снимка с черно-белыми копиями. Причём у части имеющихся фотографий нет копий, а у части каталожных копий нет оригиналов. В общем, для исследователей «Коллекция…» — непаханое поле.

А для желающих приобщиться к русской истории и сохранившиеся снимки, популяризация которых началась с 1980 года, стали настоящим сокровищем. Важно, что Прокудин-Горский делал фотографии на все вкусы. Он снимал природу, людей, технику, города, храмы, памятники, исторические места и пр. Поэтому «Коллекция…» интересна людям самых разных наклонностей. А самые малоизвестные снимки полны интересных деталей.

«Добытая и сложенная в штабели руда бурого железняка том же карьере»
«Добытая и сложенная в штабели руда бурого железняка том же карьере»

Снимок с далёким от романтики названием «Добытая и сложенная в штабели руда бурого железняка том же карьере». Под «тем же» имеется в виду «Шиловский рудник» . Позже на его месте работал Уктусский завод, сейчас это территория города Екатеринбурга. Типичный снимок Прокудина-Горского из критиковавшихся современниками – композиция, равно как и предмет съёмки, отсутствуют, красоты никакой… А вот нам теперь понятен уровень тогдашней металлургии.

«Село Дубно»

«Село Дубно». С. М. Прокудин-Горский очень любил снимать водные объекты вообще и различные гидротехнические сооружения в частности (тематически вода присутствует на 791 снимке). На этом снимке он запечатлел участок Староладожского канала. Ранее он назывался каналом Петра I. Заодно в кадр попала Покровская церковь. Рядом с ней – крестьянские дома. По некоторым данным, именно Дубно хранились ботик Петра и лопата, которой он копал водный путь в Санкт-Петербург.

«Пожарная тревога на пароходе «Шексна»
«Пожарная тревога на пароходе «Шексна»

«Пожарная тревога на пароходе «Шексна». По приказу Николая II Прокудину-Горскому для сухопутных путешествий предоставлялся личный вагон-лаборатория, а для передвижений по воде ему обязаны были предоставлять катер или небольшой пароход. Одним из таких судов была «Шексна», ходившая по Онежскому каналу. Пожарная тревога, как хорошо видно из поз экипажа, учебная. Через некоторое время после путешествия Прокудина-Горского в 1909 году «Шексна» затонула, налетев на мель.

«Ж. д. депо на станции Кивач / Паровозный сарай».
«Ж.д. депо на станции Кивач / Паровозный сарай».

«Ж. д. депо на станции Кивач / Паровозный сарай». Это Прокудин-Горский ещё облагородил название – помещения для вагонов и паровозов в те годы иногда даже называли «стойло». Станция Кивач находилась на Мурманской железной дороге в 5 км от нынешней Кондопоги. Станция была временной, её перенесли на 50-й км от Петрозаводска. Хорошо видно состояние железнодорожного хозяйства: деревянные здания, двухосные вагоны-теплушки, территория вокруг «депо» не застроена.

«Военнопленные австрийцы у барака около Кондопоги»

«Военнопленные австрийцы у барака около Кондопоги». От 40 до 60 000 австрийцев, пленённых на полях сражений, строили Мурманскую железную дорогу. «Австрийцы» — общее название, на самом деле среди пленных были представители самых разных народов. Выглядят пленные неплохо, однако из-за плохого питания и северного климата многие болели, и к зиме 1915/1916 годов их эвакуировали южнее. Австрийцам хотя бы выдавали продукты, готовили они себе сами. А вот китайцев правдами и неправдами нанимали на своих харчах. Сыны Поднебесной, видимо, думали прокормиться на родине, червячками да ягодами, но в карельском климате это невозможно. Да ещё и зарплату задерживали, так что пару раз чуть не дошло до восстаний.

"Поросята" Прокудин-Горский
"Поросята"

«Поросята. 1912 год». Это вообще снимок-загадка. Простейшие из загадок – «обрезанная» верхушка дома и цифры на нём. Прокудин-Горский не чурался и кресты на куполах церквей обрезать вопреки всем канонам. Цифры – нумерация брёвен в срубе и год постройки. Но вот между домом и поленницей дров выглядывает какой-то мужчина в чалме. Мусульманин, выращивающий свиней? Мусульманин-слуга на Урале? (кадр сделан в поездке по реке Чусовой). Какие-то непонятные ярко-белые рейки и деревянная конструкция, которая вроде бы сковывает всех четырёх поросят… Чем её скрепили, чтобы уберечь от этих буйных существ? Ну и главный вопрос: зачем Прокудин-Горский сделал этот снимок вообще? Что характерное он увидел в этой сценке?