История Москвы

История Москвы

Вид на Красную площадь

Минуло уже почти девять столетий с тех пор, как Москва впервые была упомянута в летописных сводах. В 2020-м году городу официально исполнилось 873 года. Известно, что 28 марта (4 апреля) 1147 года ростово-суздальский князь Юрий Долгорукий, сын Владимира Мономаха, устроил роскошное пиршество в городке под названием «Москов» для своих друзей и союзников. История сохранила воззвание Юрия Долгорукого к одному из них – новгород-северскому князю Святославу Ольговичу: «Прииде ко мне, брате, в Москов».

Юрий Долгорукий традиционно считается основателем современной столицы России, но археологические исследования позволяют историкам утверждать, что первые поселения на ее территории появились в более древние времена.

Стоянки эпохи бронзы были обнаружены во время раскопок в Царицынском парке и в окрестностях Боровицкого холма. Предполагается также, что в X веке уже нашего тысячелетия на территории Кремля существовало укрепленное поселение вятичей. А найденная здесь киевская вислая печать XI века может свидетельствовать о том, что тут располагалось некое политико-административное образование.

Сложившееся к концу XV века централизованное русское государство еще долгое время отождествлялось с названием своей столицы. Синонимизация наименований «Великое княжество Московское» и «Россия» продолжалась вплоть до начала XVIII века. Иностранцы, посещавшие Россию в ту эпоху, называли ее Московией, а здешних жителей величали московитами.

От начала своего основания Москва познала взлеты и падения, пережила разоренья чужеземцами, мятежи, мор, катастрофические пожары, и не раз была на грани полного разрушения. Но каждый раз город расправлял плечи, оставаясь хранителем национальных традиций, быта, нравов, обычаев своих жителей. От столетия к столетию столица хорошела, украшая свой облик все новыми шедеврами архитектуры, которые становились примерами для других городов России.

Холмы и «кольца»

Средневековая Москва

Ландшафт Москвы необычайно живописен. Путешественники из Западной Европы, часто наведывавшиеся в Московское государство, восторженно отзывались о его столице, ставя ее в один ряд с самыми знаменитыми городами того времени. Так, Москву часто сравнивали с Иерусалимом, считавшимся идеалом красоты и духовности. Расположение ряда районов Москвы на незначительных возвышенностях давало повод рассуждать о семи холмах, на которых будто бы она стоит. Это позволяло уподобить ее топографию с далекими Царьградом и Римом. Однако, в сущности, ландшафт Москвы преимущественно равнинный. А возвышенности образованы благодаря тому, что местность изрыта потоками рек и речушек, берега которых кое-где достаточно высокие, гористые, а где-то представляют собой более или менее широкие долины.

Если уж и говорить о холмах, то их не семь, а гораздо больше, хотя именно 7 возвышенностей, действительно, наиболее ярко выражены в равнинном рельефе Москвы. Не стоит забывать и о том, что число 7 в русской мифологии имеет сакральное значение.

Наиболее отчетливо обозначен Боровицкий холм, на котором расположился Кремль. Он же является наиболее часто упоминаемым в летописях. Прочие холмы в сегодняшнем городском ландшафте различить достаточно сложно. Тем не менее, известно, что Пушкинская площадь – это вершина Тверского холма, Сретенка расположилась на Сретенском холме. На горке Швивая находится Таганка. Название этой возвышенности произошло от слова «швея», но москвичи почему-то издавна величают ее Вшивой горкой. Официальное же топографическое наименование этого места – «Таганский холм». Остальные три холма – это Лефортовский, Трехгорный холм на Пресне и на Воробьевых горах.

Москва, изначально возникшая на перекрестке нескольких путей сообщения окрестных княжеств, веками разрасталась почти равномерно во всех направлениях. Так сложилась радиально кольцевая планировка города, характерная для многих древних европейских городов, например, Парижа, Вены и др.

Первое и древнейшее архитектурное «кольцо» Москвы – стены Кремля, возведенного в XII веке на возвышенности у Москвы-реки и приобретшего современный масштаб на рубеже XV-XVI веков. Второе «кольцо» русской столицы образовалось в конце XVI века, когда на месте нынешнего Бульварного кольца вырос Белый город с постройками из светлого камня и побеленного кирпича. Собственно, это кольцо не замкнутое: в часть окружности входит Москва-река. После того как спустя полтора столетия стены Белого города разобрали и на освободившемся месте разбили широкие бульвары, здесь появилось Бульварное кольцо, так и оставшееся, впрочем, полукольцом по форме.

Третье «кольцо» сначала представляло собой оборонительные постройки Земляного города, а после стало широким бульваром с садами по двум сторонам магистрали. Еще одно «кольцо», Камер-Коллежский вал, не имело поначалу транспортного значения. Оно обозначало таможенный кордон Москвы XVIII века. При его пересечении взимались пошлины с ввозимых в город товаров. Благодаря валу Москва оказалась несколько вытянутой на северо-восток, в сторону важных пригородов – Преображенского и Лефортово.

В прошлом веке столица невероятно разрослась, почти в два с половиной раза. В 60-е годы была выстроена Московская кольцевая автомобильная дорога, до 1984 года она служила и административной границей города.

Затянувшееся средневековье

Средневековая Москва

Около пяти с половиной столетий из почти 9-вековой истории Москвы приходятся на период средневековья, который в России продолжался дольше, чем в странах Западной Европы. Эта эпоха, самая длительная в жизни русской столицы, началась от времени ее основания и завершилась лишь с началом реформ Петра I, которые приблизили Россию к европейской культуре.

В период раннего средневековья в Москве строили в основном из дерева. Город часто подвергался пожарам, и из деревянных построек до наших дней практически ничего не сохранилось.

Грандиозная катастрофа постигла город в 1238 году. Тогда, 15 января, Москву осадили монголо-татарские войска хана Батыя. Через пять дней они ворвались в город, разграбили его и почти полностью выжгли. Пожар уничтожил и деревянные оборонительные стены Кремля, построенные в 1156 году. Во время нападения монголов на Москву здесь находился сын великого князя владимирского Владимир Юрьевич с воеводой. Этот факт позволил историкам утверждать, что в тот период в Москве уже располагался особый княжеский стол.

После смерти в 1246 году князя Ярослава, сына Всеволода Большое Гнездо, Москва отошла к его сыну Михаилу, известному как Хоробрит (Храбрый). Погибший в 1248 году в битве с литовцами на реке Протве, он стал последним русским князем, принявшим смерть на поле боя. В 1263 году великий князь новгородский, киевский и владимирский Александр Невский перед своей кончиной выделил Московское княжество в удел своему младшему сыну Даниилу. За его потомками оно и закрепилось. Сам Даниил, прослывший миролюбцем, благополучно правил в Москве 33 года. Почил этот родоначальник могущественной московской линии Рюриковичей в 1303 году. Одним из сыновей многодетного князя Даниила был знаменитый Иван I Калита, правивший в Москве с 1322 года. При нем вокруг Кремля были выстроены мощные дубовые стены, за которыми заложили первые белокаменные соборы, новые княжеские хоромы, где находились резиденции великих князей и московских митрополитов, стоявших во главе русской православной церкви.

В 1367-1368 годах внук Ивана Калиты молодой князь Дмитрий Донской велел окружить Кремль стенами и башнями из белого камня. Белокаменные стены Дмитрия Донского, имевшие толщину в 2-3 метра, прослужили более столетия. В конце XV – начале XVI столетия, в эпоху правления Ивана III и Василия III были возведены новые, кирпичные, стены и башни Кремля, сама его территория была расширена. Строительство велось под руководством итальянских инженеров, знакомых с архитектурой и искусством фортификации эпохи Возрождения. Они были приглашены в Москву после женитьбы Ивана III на наследной принцессе Византийской империи Софии Палеолог, воспитывавшейся в Риме.

Побывавший в Москве в 70-х годах XV века посол Венецианской республики Контарини Амброджо описывал Москву как большой город с красивым замком и множество мостов, перекинутых через реку. Удивило его изобилие сельскохозяйственной продукции, производимой в окрестностях города. Отмечал он также, что зимой в Москве полным-полно купцов из Германии и Польши, которые устремляются сюда, чтобы приобрести исключительного качества меха соболей, лисиц, горностаев, белок, а если повезет, то и рысей. В своих записках Амброджо не забыл упомянуть и о том, что сам великий князь Иван III, правивший в Москве в то время, был необычайно хорош собой.

Многие путешественники отмечали красоту московских женщин. Венецианец Марко Фоскарино, побывавший здесь в 1557 году, описывал ритуал выбора невест московской знатью. Он рассказывал о том, что в городе периодически устраивались собрания, куда привозили девушек из разных уголков государства. Самая красивая и скромная особа могла стать женой самого царя. Затем постепенно поднимались другие девушки. Их уже выбирали князья, вельможи, военачальники. Главными достоинствами будущих жен считались красота и добродетель.

Посланник римского императора Леопольда Адольф Лизек, побывавший в Москве в 70-х годах XVII века, отмечал необычайное гостеприимство и добрый нрав местных жителей. Он писал, что рассердить их можно, только отказавшись от угощения. Описывал он и традицию приема гостей: «… прежде всего поздороваются, а после женщина подносит стакан водки, гость должен выпить, поцеловаться с хозяевами, а часто и одарить их».

Москва разжигала воображение путешественников из Западной Европы и весьма почиталась восточными христианами, которые видели в ней защитницу православия после падения Константинополя и называли третьим Римом. Стоит отметить, что и архитектура средневековой Москвы унаследовала зодческие традиции Византийской империи, откуда на Русь пришло православие. Иностранцы, бывавшие в Москве в XVI-XVII столетиях, бывали изумлены великим множеством украшавших ее церквей, число которых, по некоторым данным, приближалось к двум тысячам.

От деревянных построек раннего московского средневековья (XII – середина XV века) мало что осталось. Однако именно тогда сложился характерный тип архитектуры здешних церквей. Эти храмы были в плане почти прямоугольными с тремя закруглениями (апсидами) в восточной части, где располагался алтарь. Фасады делились простыми пилястрами на три части. В середине каждого имелся парадных вход, обозначенный несколькими арками на колонках, заходящих одна за другую, что создавало эффект перспективы, уводящий взгляд к двери. Ранние церкви завершались поставленным в центре кровли круглым барабаном, который увенчивался небольшим куполом.

Во внутреннем помещении четыре квадратных столба поддерживали своды, которые сходились к центру. Восточная часть в интерьере храма отделялась стенкой-иконостасом, на котором размещались образы. Изначально он был в рост человека, но с течением веков становился все выше, превращаясь в главное украшение многих церквей. Древнейший образчик раннемосковской архитектуры – частично сохранившийся Спасский собор Спасо-Андроникова монастыря, построенный в первой половине XV века. В его росписи принимал участие Андрей Рублев, но от аутентичных фресок до наших дней дошли лишь незначительные фрагменты.

Старая карта Москвы

Вторая половина XV века и последующее столетие, времена правления великих князей Ивана III, Василия III, царей Ивана IV Грозного, его сына Федора и царя Бориса Годунова, – интереснейший период в развитии средневекового зодчества Москвы. Тогда традиционный ранний тип церкви был обогащен и усложнен итальянскими зодчими, приглашенными на Русь и принесшими идеи архитектуры Возрождения. Благодаря этому в Успенском и Архангельском соборах Кремля, возведенных соответственно во второй половине XV и начале XVI века, при сохранении традиционного плана и внутреннего убранства, появились эффектные наружные детали – пилястры, капители, аркады в стилистике итальянского Возрождения. В XVI веке храмы, скромные в плане, стали создавать достаточно высокими и увенчивать вытянутыми вверх кровлями, которые получили название «шатры».

Первую каменную шатровую церковь – храм Вознесения (1528-1532 годы) – можно увидеть в Коломенском. Чуть позже появились еще более удивительные храмы, включающие в себя несколько соединенных башен, в каждой из которых располагалась отдельная часовня. Отличались они весьма разнообразным и богатым декором. Самый яркий пример – собор Василия Блаженного на Красной площади, освященный в 1561 году.

Период позднего средневековья в архитектуре Москвы охватывает XVII век. В эту эпоху традиционный тип храма сохраняется, но декор усложняется и становится все более богатым. Характерными для церквей становятся пять небольших куполов, устанавливаемых на пирамиду, окруженную несколькими рядами островерхих арочек. Окна и двери теперь пышно оформляются, по углам снаружи часто устанавливаются спаренные колонны. Наиболее эффектный образчик этого типа храмов – церковь Святой Троицы в Никитниках (Китай-город) – эталон московского узорочья середины XVII века. В это же время строятся миниатюрные изысканные церкви, украшенные несколькими высокими шатрами, например, церковь Рождества Богородицы в Путинках.

В Москве сохранилось несколько жилых домов, выстроенных в XVII веке. Они, как правило, имеют простую, несколько тяжеловесную форму, и выстроены из кирпича в два-три этажа. Фасады зданий отмечают ряды небольших окошек, украшенных пышными наличниками.

В XVII веке в черту Москвы окончательно вошел Земляной город, образовались Мещанская, Немецкая, Ямская слободы, в целом свой нынешний облик приобрел Кремль. Почти вся торговля Москвы сосредоточилась в гостиных дворах, рядах и лавках Китай-города, выросшего из посада, заселенного торговцами и ремесленниками еще в XII столетии. Одновременно с этим в XVII веке Москва пережила оккупацию поляками, сотрясали столицу социальные и политические бунты: соляной, медный, стрелецкие.

XVIII столетие

Вид на Москву 1797

В XVIII столетии Москва начала утрачивать хаотичные средневековые черты, превращаясь в структурированный город, разбитый на кварталы, улицы, переулки. Но поскольку средневековье в России затянулось, преобразования государства в европейском духе, затеянные Петром Великим, пришлись на то время, когда эпоха Возрождения на Западе уже завершилась, и в расцвет вступило барокко. Этот стиль был перенесен в Москву на рубеже XVII-XVIII веков, и развивался примерно с 1690-х до 1760-х годов.

Изначально архитекторы продолжали использовать традиционные русские формы в конструкции зданий, но декорировали их все более изысканно, по-европейски. Начальная фаза нового для Москвы архитектурного стиля называется нарышкинским или московским барокко. Первое наименование возникло благодаря тому, что ярчайшие образцы этого направления в зодчестве появились по заказам семьи Нарышкиных – родственников матери Петра I.

Сам же государь внес определенную неразбериху в застройку Москвы в начале столетия. В 1704 году, после очередных пожаров, царь ввел запрет на строительство в Кремле и Китай-городе деревянных домов. После того, как в 1712-м огонь уничтожил постройки в Белом и отчасти в Земляном городе, было запрещено возводить здания из дерева и здесь. В этом же году по указанию Петра I столицей России становится Санкт-Петербург, а уже в следующем выходит указ о запрете строительства теперь уже каменных домов по всей стране, кроме Санкт-Петербурга. Кроме того, запрещалось ремонтировать старые здания. Таким образом, лучшим зодчим, каменщикам пришлось покинуть старую столицу и перебраться в Северную Пальмиру.

В 1718 году в Москве, наконец, разрешили строить дома из камня, но только в Кремле и Китай-городе. Вскоре противоречивые запреты и вовсе были сняты, и к середине XVIII века в архитектуре Москвы сложился уже вполне европейский барочный стиль, пришедший из новой столицы Российской империи – Санкт-Петербурга.

Во второй половине XVIII столетия архитектурные вкусы москвичей вновь претерпели изменения. Это было связано, прежде всего, с новой «художественной политикой» императорского двора. Пришедшая к власти в 1763 году императрица Екатерина Великая сделала классицизм официальным государственным стилем и обязала своих подданных строить дома и церкви только в этом каноне. Архитекторы использовали колоннады, обрамления окон, карнизы в античном духе, основываясь на образцах работ европейских, чаще всего французских зодчих той эпохи. Одно их характерных сооружений московского классицизма второй половины XVIII века – дом Пашкова, построенный архитектором В. И. Баженовым на Моховой улице.

В 1730 году Москву осветили первые масляные фонари, и это дало возможность горожанам совершать вечерние прогулки. Москва испокон веков слыла веселым, жизнерадостным городом, который мог похвастаться множеством увеселительных заведений, что, в свою очередь, нашло свое отражение в наименовании здешних улиц, кварталов. Весьма примечательной чертой посадских и мещанских районов являлись питейные дома – такое почтенное название в 1779 году было решено дать стародавним кабакам. Число их начало увеличиваться еще со времен царя Петра, когда он отдал винную торговлю откупщикам. Народ придумывал для этих заведений меткие прозвища, обыгрывая особенности местности, имена содержателей питейных домов, или исходя из каких-то других «веселых» соображений.

Сегодня вы не найдете питейных домов на карте Москвы, но их имена остались запечатленными в топонимике города: например, Зацепа, Щипок, Полянка в Замоскворечье, Волхонка, Малороссейка, Плющиха, Козиха, Разгуляй, Тишина и пр. Преимущественно женскими именами питейные заведения называли из-за того, что в течение XVIII их официально величали фартинами, а еще, во времена Петра I, – аптеками. Популярными местами слыли Лобная аптека у Лобного места, Рыбная – у Рыбного ряда, Санапальная – у Ружейного ряда. На территории Кремля, рядом с Тайницкими воротами близ приказов, до 1731 года располагался известнейший питейный дом под названием «Каток», приносивший более 1 000 рублей месячного дохода. Процветали подобные заведения и в той части Москвы, где располагались дворянские особняки с множеством крепостной прислуги – на улицах Пречистинке, Арбатской, Никитской, Тверской, Дмитровке, отчасти Сретенке. Сегодня здесь гостей встречают популярные рестораны, ночные клубы.

Для просвещенных москвичей XVIII столетие ознаменовалось открытием первого в России общедоступного театра (1702 год), выходом первой русской печатной газеты «Ведомости» (1703 год). В 1755 году в Москве был основан первый Российский университет. Появляются во второй половине XVIII века и коммерческие публичные библиотеки с невысокой платой за предоставление услуг.

XIX столетие

Вид на Кремль

Начало XIX века ознаменовалось воцарением на троне Александра I, чье мировоззрение формировалось под влиянием его прославленной бабушки – Екатерины II. Мода на классицизм по-прежнему господствовала как в новой, так и в старой столице Российской империи. Однако при восстановлении Москвы, избавленной от наполеоновских войск, но выгоревшей почти на 80 %, в принципах городской застройки произошли изменения. Ушли в прошлое огромные дворцы, зато распространились уютные особняки в один-два этажа с мансардами, украшенные небольшими портиками и скульптурными вставками в стиле ампир.

В середине и второй половине XIX века в Москве вошел в моду архитектурный историзм, обращенный к национальному художественному наследию. Официальный государственный зодческий стиль получил название русско-византийского. Он основывался на сочетании характерных для византийской и древнерусской архитектуры мотивов, объединенных рационалистической композицией. В такой манере были построены Большой императорский дворец и Оружейная палата в Кремле, грандиозный храм Христа Спасителя. Общественные здания возводили в том же историческом русском стиле, но декор архитекторы предпочитали пышный, обращаясь к более близким по времени примерам оформления, характерного для Москвы XVII века. Образцами такой стилистики могут служить Исторический музей, здание ГУМа на Красной площади, старое здание Третьяковской галереи.

В оправившейся после 1812-го года Москве входят в моду народные гуляния в садах и парках. Популярными местами стали Петровский парк и открывшийся для посетителей Нескучный сад. В праздничные дни прогуливающиеся щеголяли пышностью нарядов. В первой половине века уже не только аристократы, но и купцы, мещане стремились подражать европейской моде. Теперь даму из высшего общества можно было распознать порой только по обилию украшающих ее драгоценностей.

Западные традиции вошли и в быт москвичей. Правда, они все же оставались более радушными и открытыми, чем жители Северной столицы. В богатые дома Москвы, в подражание Санкт-Петербургу, приглашались иностранные повара, к столу подавались французские, английский, итальянские, немецкие блюда. Однако москвичи, в отличие от петербуржцев, повально увлекшихся кофе, традиционно продолжали чаевничать.

К исходу XIX века многие московские дома освещались электрическими лампами, были подключены к водопроводной системе и канализации. После отмены крепостничества в 1861 году в Москву стали прибывать вольные крестьяне, ремесленники, и многие шли работать на фабрики, заводы, принадлежавшие крупным промышленникам. Последние постепенно сформировали прослойку «новых русских», сравнившись в своем влиянии с аристократами, и нередко превосходя дворян в своем богатстве.

Культурная жизнь Москвы XIX века была достаточно интересной. В 1824 году здесь открылся Малый, а в 1835-м – Большой театр. В 1866 году первых посетителей встретила Консерватория, а в следующем – москвичи получили возможность познакомиться с шедеврами Третьяковской галереи. При этом в Москве продолжали чтить патриархальные традиции. От Рождества до Масленицы жизнь здесь протекала в балах, гуляньях, посещениях театров, однако с наступлением строгого поста все увеселения прекращались. В конце поста в Москве устраивалась так называемая дешевка – аналог современных распродаж, где покупатели разных сословий не стеснялись штурмовать прилавки, желая сэкономить.          

XX и XXI столетия

Красная площадь

В начале XX века Москва продолжала испытывать на себе все недостатки и достоинства индустриализации. Вдоль берегов Москвы-реки выросли унылые корпуса предприятий, в жилые кварталы вторглись фабричные цеха. Промышленные трубы портили городской пейзаж, дым отравлял воздух и загрязнял реки. Вместе с тем на рубеже XIX-XX веков в Москве было возведено множество прекрасных зданий в популярном тогда стиле модерн. Он соединял в себе черты рационального устройства внутреннего пространства и изысканную, подчеркнуто художественную систему декора, где преобладали гибкие пластичные формы, растительные мотивы. Одновременно в начале XX столетия нередко возводились особняки в классическом духе, в чьих обликах прослеживалась романтическая ностальгия о Екатерининской эпохе.  

После революции 1917 года в архитектуре Москвы, снова ставшей столицей, но теперь уже советского государства, появился радикальный авангардизм. Были отвергнуты все старые зодческие каноны: и типы построек, и система организации пространства, и исторический декор. В городе возводились здания, начисто лишенные украшений, но обладающие впечатляющими, строго геометрическими, суровыми формами. Такими стали, прежде всего, клубы для рабочих, например, клуб имени  Русакова архитектора Константина Мельникова на Стромынке или клуб имени Зуева на Лесной улице архитектора Пантелеймона Голосова.

В сталинскую эпоху, со второй половины 30-х годов и вплоть до середины 50-х, Москва вновь изменила свой архитектурный облик. Авангардизм оказался под запретом, а официальным стилем был объявлен классицизм, в чем можно убедиться, побывав на главной парадной магистрали сталинской Москвы – улице Горького, ныне переименованной в Тверскую. Сразу после окончания Великой Отечественной войны в Москве стали строить первые небоскребы, в чьей архитектуре отчетливо прослеживалось влияние американских сооружений 30-х годов, возведенных в стиле ар-деко.

В 60-х годах прошлого века, когда советское государство возглавлял Никита Хрущев, Москве вновь пришлось измениться по решению правительства, в котором разрешалось строить исключительно утилитарные здания, без всякого декора, преимущественно из сборных железобетонных панелей. Эта тенденция сохранилась и в 70-80-годах. К несчастью, подобные здания возводились не только в окраинных районах, где безликими «хрущевками» застроили гигантские кварталы, но и в самом центре Москвы, к примеру, на улице Новый Арбат.

Начало нового тысячелетия ознаменовалось грандиозными архитектурными преобразованиями в облике столицы России. Здесь начали вырастать модерновые офисные здания, небоскребы с фешенебельным жильем, на Пресненской набережной появился международный деловой центр «Москва-Сити». Многие москвичи сетуют на то, что с карты города исчезают многие памятники архитектуры, а исторический облик города теряет свои черты. Справедливости ради стоит заметить, что подобные проблемы волнуют не только москвичей, но и жителей большинства древних столиц Европы.